Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 5

Главная - Все главы Книги - Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 5

Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 5

В пору агнатических союзов образ мужчины-воина, дружинника, защитника союза, поднимается на степень всеобъемлющего народного идеала, накладывающего свою печать на всю жизнь во всех ее проявлениях.

Как должен был рисоваться этот образ перед умственным взором Древнего Кавказского горца, - об этом мы мы можем судить по воззрениям Чеченцев - народа, весьма слабо поддающегося влиянию времени и обстоятельств.

Истинный воин по этим воззрениям, прежде всего должен обладать всеми свойствами и качествами воина героической эпохи человечества;

он должен быть очень равнодушен к жизни,
любить не мир и покой, а всякого рода опасности и бранные тревоги,
должен быть отважен,
непоколебимо тверд, терпелив и вынослив"

(Н.Семенов, "Туземцы Северо-Восточного Кавказа", С-Пб, 1895).


Так, в одной Чеченской песне поется:

Пояс на тонком стане
Ты замени кушаком — велит тебе царская власть.
Ладно скроенную Черкеску суконную
На лохмотья смени — велит тебе царская власть.

Папаху свою из каракуля
На колпак смени — велит тебе царская власть.
Стальное оружие Предков
Замени хворостиной — велит тебе царская власть.

Слезь с коня своего, выросшего с тобой,
Пешим стань — велит тебе царская власть.
Убийцам братьев твоих, не признающим Бога,
Стань рабом и притихни — велит тебе царская власть.

Ложись с ними рядом спать на общей стоянке,
Из миски одной жри — велит тебе царская власть...


"Чеченская женщина свободнее всех женщин и потому честнее всех".


Если бы не было причин для раздоров в их среде, Чеченцы стали бы очень опасными соседями, и можно не без основания применить к ним то, что говорил Фукидид о древних скифах:

"Нет в Европе, ни в Азии народа, который мог бы оказать сопротивление им, если бы последние объединили свои силы"

(Иоган Бларамберг, "Кавказская рукопись")


Промыслы чеченцев. По свидетельству Маргграфа( О. В. Маргграф.

Очерк кустарных промыслов Сев. Кавказа, 1882), терские Казаки покупали у Чеченцев в Моздоке, Грозной, Кизляре(Бухне, основан Шаройцами) и Хасав-Юрте (Хасе Эвла, основан Чеченцами) около 1700 ''черкесок''(Русское название) в год и столько же башлыков всего на сумму 10 000 рублей.

Чеченское зерно, кормило не только соседние регионы, но вывозилось в Турцию и Иран.


"По официальным данным, население Чечни с 1847 года по 1850 год уменьшилось в два с лишним раза, а с 1860 к моменту революции (т.е. 1917) — почти вчетверо", — утверждает Энциклопедический словарь "Гранат"

( т. 58, изд. 7, Москва, ОГИЗ, 1940, с. 183).


О том, что предвоенная численность Чеченцев составляла полтора миллиона человек, говорит и А. Рогов

(журнал "Революция и горец", № 6-7, с. 94).


К окончанию войны в 1861 году оставалось всего 140 тыс. человек, а к 1867 — 116 тысяч.

(Волкова Н. Г. "Этнический состав населения Северного Кавказа в XIX веке". Москва, 1973, с.120 - 121.)


О масштабах военных действий дает представление и численность царских войск, сосредоточенных на Кавказе: от 250 000 в середине 40-х годов до 300 000 к концу 50-х годов

(Покровский М.Н. "Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1923, с. 217 — 218).


Эти войска на Кавказе, как отмечал в своем докладе Александру II фельдмаршал Барятинский, составляли "бесспорно лучшую половину Русских сил"

(отчет генерал-фельдмаршала А. И. Барятинского за 1857 — 1859 годы. Акты, собранные Кавказской археологической экспедицией, т. XII, Тифлис, 1904).


Дмитрий Панин, потомок древнего дворянского рода, Русский ученый и религиозный философ, который провел в сталинских лагерях 16 лет.

В 70-е годы на Западе вышла его книга «Лубянка - Экибастуз», которую литературные критики называют «феноменом Русской литературы, равным «Запискам из Мертвого дома» Ф.М.Достоевского».

Вот что он пишет в этой книге о Чеченцах:

«Наиболее удачным и остроумным был побег (из Особлага в Казахстане - В.М.) двух зэков во время сильного бурана.

За день намело валы спрессованного снега, колючая проволока оказалась занесенной, и зэки прошли по ней как по мосту. Ветер дул им в спины: они расстегнули бушлаты и натягивали их руками, как паруса.

Влажный снег образует прочную дорогу: за время бурана им удалось проделать больше двухсот километров и выйти к поселку. Там они спороли тряпки с номерами и смешались с местным населением.

Им повезло: то были Чеченцы; они оказали им гостеприимство. Чеченцы и Ингуши - близкородственные друг другу кавказские народности мусульманской религии.

Их представители в огромном большинстве - люди решительные и смелые.

Когда немцев прогнали с Кавказа, Сталин произвел выселение этих и других меньшинств в Казахстан и Среднюю Азию. Гибли дети, пожилые и слабые люди, но большая цепкость и жизненная сметка позволили Чеченцам устоять во время варварского переселения.

Главной силой Чеченцев была верность своей религии. Селиться они старались кучно, и в каждом поселке наиболее образованный из них брал на себя обязанность муллы.

Споры и ссоры старались разрешать между собой, не доводя до советского суда; девочек в школу не пускали, мальчики ходили в нее год или два, чтобы научиться только, писать и читать, а после этого никакие штрафы не помогали.

Простейший деловой протест помог Чеченцам выиграть битву за свой народ. Дети воспитывались в религиозных представлениях, пусть крайне упрощенных, в уважении к родителям, к своему народу, к его обычаям, и в ненависти к безбожному советскому котлу, в котором им не хотелось вариться ни за какие приманки.

При этом неизменно возникали стычки, выражались протесты. Мелкие советские сатрапы вершили грязное дело, и много Чеченцев попало за колючую проволоку.

С нами тоже были надежные, смелые, решительные Чеченцы. Стукачей среди них не было, а если таковые появлялись, то оказывались недолговечными.

В верности Вайнахов - мусульман я не раз имел возможность убедиться. В мою бытность бригадиром я выбрал себе помощником ингуша Идриса и был всегда спокоен, зная, что тыл надежно защищен и каждое распоряжение будет выполнено бригадой.

В ссылке я был в Казахстане в разгар освоения целины, когда, получив пятьсот рублей подъемных, туда хлынули представители преступного мира.

Парторг совхоза, испугавшись за свою жизнь, за большие деньги нанял трех Чеченцев своими телохранителями. Всем тамошним Чеченцам он своими действиями был отвратителен, но раз обещав, они держали слово, и, благодаря их защите, парторг остался целым и невредимым.

Позже, на воле, я много раз ставил в пример знакомым Чеченцев и предлагал поучиться у них искусству отстаивать своих детей, охранять их от тлетворного влияния безбожной, беспринципной власти.

То, что так просто и естественно получалось у малограмотных Вайнахов -  мусульман, разбивалось о стремление образованных и полуобразованных советских россиян обязательно дать высшее образование своему, как правило, единственному ребенку.

Простым людям при вколачиваемом безбожии и обескровленной, разгромленной, почти повсюду закрытой Церкви невозможно было в одиночку отстоять своих детей».


В изданном в 1903 году энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрон о Чеченцах сказано:

«Чеченцы высокого роста и хорошо сложены. Женщины отличаются красотой. … Неукротимость, храбрость, ловкость, выносливость, спокойствие в борьбе – черты Чеченца, давно признанные всеми, даже их врагами».

(Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрон. 1903г.)


Говоря о чеченцах, Брокгауз также говорит, что чеченцы помышляют воровством:

«Самое большое оскорбление, которое девушка может нанести парню – это сказать: «Ты даже не можешь украсть барана».

Необходимо подчеркнуть, что Брокгауз не соизволив объяснить, или не понял специфический корень этого воровства, и тем самым просто вешает ярлык на Чеченцев, обвиняя их в воровстве.

А между тем воровство, о котором говорит Брокгауз относится исключительно и только к воюющим с ними врагом.

Смысл оскорбления, о котором идет речь, состоит в том, что Чеченская девушка оскорбляет парня Чеченца, который не может сотворить зло против врага Чеченского народа, даже украв барана, тогда, как Чеченец любым путем должен наносить вред своим ненавистным врагам – воюющим с Чеченцами, даже и грабежом.

Вот в этом и заключается это «воровство». На самом же деле, то, что он называет воровством, было грабежом исключительно военных и военных укреплений.

Ну, а если говорить о воровстве среди Чеченцев вообще как таковом, то уличенного в воровстве испокон веков Чеченцы изгоняли из своей среды, и виновный мог поселиться только там, где его не знают, так как позор от этого передается и его родственникам.

В подтверждение сказанного приведем слова капитана царской армии 19-го столетия И. И. Норденштамма, которого уж никак нельзя заподозрить в симпатиях к Чеченцам:

«Воровство у неприятеля своего, особенно у неверного, считается удальством, между своими покражи почти не слыханы и считаются постыдными…»

(И.И. Норденштамм. «Описание Чечни с сведениями этнографического и экономического характера». Материалы по истории Дагестана и Чечни. 1940г. стр. 322.).

Переходим на следующую страницу: Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 6


Назад   Вверх   На главную  На следующую

01.11.2010