Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 4

Главная - Все главы Книги - Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 4

Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 4

''Чеченец гостеприимен, добр, и не чуждается иноверцев''

(Военный листок. Майор Властов. ''Война в Большой Чечне''. 1885г., стр 9)


К.М. Туманов в 1913 году в своей замечательной работе «О доисторическом языке Закавказья»:

«Предки современных Чеченцев - отпрыски арийских мидийцев, матианов, живших, между прочим, в одной сатрапии с урартийцами. Пережив последних, они окончательно исчезли из пределов Закавказья к началу VIII века нашей эры».

«Во время своей независимости Чеченцы жили в отдельных общинах, управляемых "через народное собрание. Сегодня они живут, как народ, который не знает классового различия.

Видно, что они значительно отличаются от Черкесов, у которых дворянство занимало такое высокое место. В этом и состоит значительное различие между аристократической формой республики Черкесов и совершенно демократической конституцией Чеченцев и племен Дагестана.

Это и определило особенный характер их борьбы... У жителей Восточного Кавказа господствует отчеканенное равенство, и все имеют одинаковые права и - одинаковые социальные положения.

Авторитет, который они передоверяют племенным старшинам выборного совета, был ограниченным во времени и объеме... Чеченцы веселы и остроумны. Русские офицеры называют их французами Кавказа».

(Chantre Ernest. Recherches ant-hropologiques dans le Caucase. Paris, - 1887. 4. 4 . C. 104, no Sanders A. Kaukasien


«Пешком вверх по Чанты- Аргуну» От Итум-кале вверх по Чанты-Аргуну до города солнцепоклонников мы шли пешком почти два дня.

76. Через 8км мы встретили аул Бичиги, почти семейный хутор. Ведь понятие колхоза в этих горах - чистая условность. И сегодня Чеченец остается хозяином своего дома, стада, дела и, конечно, своей жизни... Как это и было раньше,

77. столетия и тысячелетия в этих горах, всегда. Семейная гала - башня - жилище и укрепление на случай войны и мести, а рядом - амбары и постройки для скота - чуть дальше - огороды, а уж за усадьбой - пастбища для скота и угодья для охоты - вот материальная база родового строя, Чеченского коммунизма.

78. Долина Чанты-Аргуна превратилась в узкое лесистое ущелье, а дорога стала тропой, вьющейся то по дну ущелья, то поверху, раскрывая глазу горы, а голове давая время для вопросов и размышлений. Здесь уже нет русских крепостей, а только недоступные горы и башни.

79. Да вот еще - легендарный камень Шамиля. В самые тяжелые моменты своей борьбы, казалось бы, полных поражений, Шамиль скрывался здесь - и снова восставал, как Феникс из пепла.

80. Но нас сейчас интересует не Шамиль, а истоки Чеченского бесстрашия, личного презрения к смерти - при такой невероятной жизнестойкости:

веками противостоять степным нашествиям из Азии,
четверть века изматывать величайшую империю мира,
в наше, уже сталинское время, подвергнуться двойной катастрофе:
мужчин уничтожали на фронте немцы,
женщин и детей выселили в бесплодную Азию мы.
- И, тем не менее, вырасти вчетверо, отстоять свои горы и обычаи...

81. А может и тут разгадка - в женщине? Как в Спарте, где источником мужества мужчин была требовательность матерей и невест, а частые мужские гибели восполнялись частыми рождениями, изнурительным плодоношением, героической материнской работой....

138. Переход в Ингушетию.
139. Весь следующий день мы шли верхней дорогой вдоль снежников
140. Кавказа на запад, к главной реке ингушей Ассе,
141. встречая в отдалении отары овец и выпасы коров.

142. Вчера, выбираясь из долины Аргуна к перевалу в Ингушетию, разговорились с чабаном Костой в виду овец, пасущихся на солнечном склоне. Он приглашал нас заночевать в своем балагане перед перевалом, но мы были настроены спешить, не тратить время... Но, пока взбирались по жаркому

143. склону, пока тянулись, подошли к балагану к вечеру, уставшие...
144. То-то удивился Коста, вернувшись поздним вечером. Достал сыр, мясо, муку... ну, и все как полагается. Коста - не Чеченец, он из Грузии, тоскует по семье, болеет.
145. Мягкая, добрая улыбка, симпатичное лицо - понятный нам человек...

146. Другое дело - Чеченцы. Их мы видели только издали и не решались нарушать их гордое одиночество своими праздными расспросами.

147. Подходили и общались больше с Чеченскими башнями, этими разрушающимися рыцарскими, точнее - родовыми замками, которые защищали, или в свой черед завоевывали самые мужественные в мире мужчины ради самых героических женщин.

148. Да - пусть трус не рождается, а в результате рождается множество храбрецов.

166. Понятно, конечно, что Чеченское бесстрашие имеет и минусы, оборачивается и жестокостью. Недаром так навязчиво у них звучит самоотождествление с волчьими повадками и сутью. Иной раз становится и страшно, вспоминаются и Древний Рим (вспоенным волчицей)

167. и спартанцы-волки, разбойные викинги
168. И все же, и все же,...
И греки, и римляне, и викинги дали миру демократию, право, свободу... И будущий мир без их и Чеченского опыта невозможен...

169. Если лезгины учат выживанию народа, во что бы то ни стало, то Чеченцы учат нас личной смерти ради общего, ради сохранения чести и права. Выживание, конечно, необходимо,

170. но и без сохранения человеческого качества мир смертельно заболеет и скоро умрет. И потому нам нужно учиться и у этого народа!...''

В. и Л. Сокирко. Восточный Кавказ. Часть 4. Чеченцы. 1979г.


Законы куначества и гостеприимства у этого народа соблюдаются строже, чем у других горцев. Кунак не позволит оскорбить своего друга на протяжении всего того времени, что он находится под его покровительством, и если он живёт у него, то защищает его от грозящей опасности даже ценой собственной жизни.

Чеченцы – хорошие стрелки и имеют хорошее оружие. Они сражаются пешими. Их храбрость доходит до исступления.

Они никогда не сдаются в плен, даже если один из них остаётся против двадцати, и тот, кого захватили врасплох по случайности или по недосмотру, покрывается позором, так же как и его семья.

Никакая Чеченская девушка не выйдет замуж за юношу, который не принимал участия в набегах или который показал себя трусом в каком-либо бою.

Воспитание, образ жизни и внутренне управление у Чеченцев такие, каковыми они и должны быть у отчаянных людей.

Но у кавказских народов при всем многообразии их исторических судеб и происхождения, есть еще одна общая черта, особенно ярко выраженная у Чеченцев: глубокое внутреннее осознание сиюминутности происходящего.

Живя среди воплощения вечности - гор, они ощущают время не как быстротечные мгновенья, а как бесконечность бытия. Наверное именно в этом секрет невероятного мужества противостояния крохотной Чечни.


"Нам пришлось вести самую тяжелую войну в Чечне, покрытой вековыми лесами. Сборным пунктом Чеченцы избрали Герменчук, имам лично привел им на помощь 6 тысяч лезгин.

Чеченцам было предложено сдаться.

Они отвечали: "Мы не хотим пощады, одной милости просим у Русских - пусть дадут знать нашим семействам, что мы умерли, как и жили - не покорясь чужой власти".

Тогда было приказано атаковать селение со всех сторон. Открылась бешеная пальба, вспыхнули огнем крайние сакли. Разорвались первые зажигательные снаряды, потом они перестали рваться. Позже наши узнали, что Чеченцы, ложась на них, тушили трубки, прежде чем огонь сообщался с порохом.

Огонь мало по малу охватил все дома. Чеченцы запели предсмертную песню.

Вдруг из догоравшей сакли выскочила человеческая фигура и Чеченец с кинжалом бросился на наших. Моздокский казак Атарщиков всадил ему штык в грудь. Такая картина повторилась несколько раз.

Из горящих руин выползли 6 лезгин, чудом оставшихся в живых. Их тут же отнесли на перевязку. Ни один Чеченец не сдался живым"

(Чичакова, "Шамиль в России и на Кавказе").


Ханкала... Это имя издревле закрепилось за ущельем. На языке чеченцев оно означает- сторожевая крепость. С ним связано не мало страниц истории.

Здесь располагалось большое селение Чечен-Аул, давшее название крупнейшему из горских народов Северного Кавказа.

В устье Ханкальского ущелья встретили Вайнахи в 17 веке полчища крымского хана, вознамерившиеся предать огню и мечу мирные горские аулы. Встретили и наголову разбили 80-тысячное войско хищных ордынцев.

В.Б.Виноградов - Через хребты веков.


Во время битвы на реке Сунже 4 июля 1785 года был ранен и пленен воевавший в составе русских войск грузинский князь П.Багратион.

Во время боя он проявил мужество и не сдавался, когда все рядом находящиеся солдаты побросали оружие и подняли руки. Переправка Русского десанта через Сунжу захлебнулась и окончилась поражением Русских войск.

У всего израненного Багратиона из рук выбили саблю, сбили с ног и связали. После боя традиционно проходил равноценный обмен пленными, или выкуп если у одной из сторон не было кого менять.

После обмена, Русское командование предложило за Багратиона большую денежную сумму. От противоположного Чеченского берега Сунжи отплыла лодка с горцами.

Когда лодка причалила к берегу где находились царские батальоны Чеченцы бережно вынесли с лодки и положили на землю Багратиона, уже перевязанного Чеченскими лекарями. И ни проронив не слова, не на кого не смотря залезли обратно в лодку и стали отталкиваться от берега.

"А деньги?" - кинулись к ним удивленные Русские офицеры, протягивая мешок. Никто из мюридов не обернулся. Только один Чеченец посмотрел на них бесстрастным взглядом, что-то проронил по Чеченски и отвернулся.

Горцы молча переправились через реку и скрылись в зарослях леса.

"Что он сказал" - обратились офицеры к переводчику-кумыку?

Переводчик ответил : " Мы храбрецов не продаем, и не покупаем"

"История войны и владычества русских на Кавказе" Н.Ф.Дубровин. 1888 год.


Симпатичные стороны Чеченцев сказываются в их былинах и песнях. Бедный по количеству слов, но чрезвычайно образный язык этого племени как будто создан, по словам знающих исследователей Андийского хребта, для легенды и сказки-наивной и поучительной в одно и тоже время.

Униженные хвастуны, наказанные завистники и хишники, торжество великадушных, хотя и слабых, уважение к женшине, являющейся выдающейся помощницей мужу и товарищам - вот корни народного творчества в Чечне.

Присоедините к этому остроумие горца, его умение шутить и понимать шутку, веселость, которую не осилило даже тяжелое положение этого племени, и вы, разумеется, при всем своем уважение к мундирным моралистам, согласитесь со мной, что Чеченцы-народ как народ, ни в чем не хуже, а пожалуй, и получше всякого другого, выделяющего из своей среды таких добродетельных и беспощадных судий.

Василий Немирович-Данченко


"Что же касается Чеченцев, то они, на мой взгляд, в массе своей обладают повышенным потенциалом мужества, энергии и свободолюбия.

В конце первой Чеченской войны я писал в тогдашней еще «Независимой газете», что Чеченцы представляют по своим качествам, включая и интеллектуальные данные, некую флуктуацию позитивных свойств.

Я знаком со многими Чеченцами разного положения и возраста, и всегда поражаюсь их уму, мудрости, собранности, настойчивости.

Одним из слагаемых упомянутой выше флуктуации мне представляется то обстоятельство, что Чеченцы, единственные среди народов Российской империи, не имели аристократии, никогда не знали крепостного права, и лет уже примерно триста живут без феодальных князей".

(Вадим Белоцерковский,22.02.08 г.)


После сокрушения Франции в 1812-1814 гг. нанеся поражение также могущественной Османской империи в 1829 году, Россия принялась за кавказцев.

Среди них Чеченцы оказали самое яростное сопротивление. Они были готовы погибнуть, но не расставаться со свободой. Это святое чувство основа Чеченского этнического характера и по сию пору.

Мы теперь знаем, что их предки были причастны к становлению человеческой цивилизации в первичном её очаге на Ближнем Востоке. Хурриты, Миттани и Урарту - вот кто числится в источниках Чеченской культуры.

Древние народы Евразийских степей, очевидно, также включили их предков, потому, что остались следы родства этих языков. Например, с этрусками, а также со славянами.

Традиционнoe мировоззрение Чеченцев обнаруживает исконный монотеизм, мысль о едином Боге.

Система объединенных самоуправляющихся тейпов столетия назад выработала единый орган Совет страны. Он выполнял функции единого военного командования, формировал общественные отношения, нес государственные функции.

Единственно, чего ему не хватало для ранга государства, так это пеницитарной системы, включающей тюрьмы.

Итак, Чеченский народ жил веками со своим государством. К эпохе появления на Кавказе России Чеченцы завершили своё антифеодальное движение. Но они оставили функции государства как способа человеческого общежития и самообороны.

Именно этой нации удалось в прошлом осуществить уникальный мировой эксперимент по достижению демократического общества."

Чарльз Уильям Рекхертон


Официальной российской историографией тщательно скрываются реальные масштабы потерь, понесенных во время агрессивных захватнических войн.

Конечно, если бы Русский народ знал, что ему это стоит, он не стал бы ввязываться во всевозможные авантюры.

Например, чего только стоит поход князя Воронцова против Чеченцев в XIX веке. Из 10 тысяч русских, 7 были уничтожены.

На обратном пути в Россию, офицеры тщательно следили за тем, чтобы Воронцов не застрелился. В противном случае, ответ перед царем пришлось бы держать кому-то из них.

Воронцову терять было нечего, и он написал царю в своем отчете о колоссальной победе Русских, и сокрушительном разгроме Чеченцев, за что ему было пожаловано повышение.

Скорее всего, царь и его чиновники не были такими глупыми, чтобы поверить в абсурдный отчет. Но как воздух были нужны победы и основа для дальнейшей экспансии на Кавказ.

После наказания Воронцова, царю было бы труднее посылать на бойню новых рекрутов.

http://litvin.org/glavy/19.htm Алексей Юрьевич Герман


Умеют ценить дорого достоинства в человеке, но в азарте и самый великий человек может погибнуть у них ни за что.

Из дневника русского солдата, бывшего десять месяцев в плену у Чеченцев во времена Кавказской войны 19 века.


Когда смотришь в одно время на Чеченца и на нашего братца вахлака, то наш производит впечатление неуклюжего травоядного животного рядом со статным и смелым хищником.

У Чеченца пестрота наряда какой-нибудь пантеры или барса, грация и гибкость ее движений, ее страшная сила, воплощенная в изящные стальные формы...

Это поистине зверь, отлично оснащенный всяким боевым оружием, острыми когтями, могучими зубами, прыгающий как резина, как резина увертливый, уносящийся с быстротою молнии, с быстротою молнии настигающий и разящий, мгновенно загорающийся такою злобою и гневом, какими никогда не в силах одушевиться травоядный вол"

(Е.М.Марков, "Очерки Кавказа", С-Пб, 1875).


Плоскость или, правильнее сказать, отлогие северные склоны хребта Кавказского, покрытые лесами и плодоносными долинами и обитаемые в восточной части племенем Чеченским, наиболее воинственным из племён горских, составляли всегда сердце, житницу и самую мощную найму враждебной нам коалиции гор.

Шамиль, хорошо зная этим предгориям цену и избирая свою резиденцию первоначально Дарго, а затем Ведено, видимо старался держаться ближе Чечни, чем всех прочих своих владений.

Значение этих предгорий было понято и Главнокомандующим князем Барятинским, сосредоточившим все наши удары на землях Чеченских, с падением которых в апреле 1859 года не устоял и полугода густонаселённый Дагестан, хотя и отдохнувший от наших наступательных действий, прекращённых со стороны Дагестана ещё с 1849-го года.

(Е. Сельдерецкий. Беседы о Кавказе. Ч. 1, Берлин, 1870)


Между тем, генерал-майор Греков, пользуясь временным затишьем, произвел в течении зимы(1825г) несколько экспедиций в Чечню наказать аулы, принявшие к себе беглых Кабардинцев.

Нельзя было желать более губительной погоды для Чеченцев.

Со дня выступления своего из Грозной и до возвращения, холод продолжался довольно жестокий. Кроме глубокого в Чечне снега, морозы постоянно держались от 8 до 12 градусов, наконец, гололедица, продолжавшаяся 4 дня, покрыв льдом деревья и все растения, лишили последнего средства продовольствия скот, в то время, как сено осталось или в деревнях или в степи.

Две сие крайности довольно сильны, чтобы поработить любой другой народ, но едва поколебали несколько Чеченцев. Упорство их неимоверное. То есть, не выдали кабардинцев.''

(Дубровин Н. Ф. ''История войны и владычества'', т. VI, кн 1, Санкт-Петербург, 1888г, с 527) 1919.


Турецкий офицер, Гусейн эфенди, волей судьбы оказавшийся среди Чеченцев, не скрывал своего изумления и восхищения.

''Горцы, воюя с Русскими, стоят бесперерывно в боях, - писал он. - Не получая не ни денег, ни продовольствия, ничего в буквальном смысле.

Я боюсь Аллаха не сказать правды, что горцы, в особенности Шатоевцы, стоят много.

Им не страшен ни враг, ни мороз, ни бедность, по первому моему клику выступают в поход. Если мы их не поблагодарим, то Аллах их поблагодарит.

Я Турок, но они Чеченцы, и за веру стоящие. Смело скажу, не видел ничего подобного. От горцев никогда не оторвусь.''


Согласно легенде, Шамиля спросили, кто в имамате воевал лучше всех из народов? Он сказал "Чеченцы".

"А кто был хуже всех" и он ответил "Чеченцы", и когда его собеседник изумился , имам пояснил, "лучшие из Чеченцев были лучшими из всех остальных, а худшие из них были худшими из всех остальных"


1918г. Русские, выдворившие чеченцев из Грозного, были осаждены там горцами и обстреливали близлежащие аулы из пушек.

Скоро Чеченцам удалось, разоружив Веденский гарнизон Русских, отнять у них 19 орудий. Переправив эти орудия к осаждавшим Грозный, Чеченцы использовали их исключительно для того, чтобы заставить Русских не разрушать их аулы.

С. М. Киров пишет: '' Если Чеченцы вздумают покончить с Грозным, то смогут сделать это за несколько минут. Им стоит только выпустить несколько снарядов по нефтяным и бензиновым бакам и от Грозного останется только пепел''

(''Донские известия'', 24 апреля 1918 года)


"Общественный быт Чеченцев отличается в своем устройстве тою патриархальностью и простотою, какие находим в первобытных обществах, до которых еще не коснулась современность ни одною из своих разнообразных сторон гражданственной жизни.

У Чеченцев нет тех сословных подразделений, которые составляют характер обществ, европейски организованных.

Чеченцы в своем замкнутом кругу образуют собою класс - людей вольных, и никаких феодальных привилегий мы не находим между ними"

(А.П.Берже, "Чечня и Чеченцы", Тифлис, 1859).

Переходим на следующую страницу: Высказывания о Чеченцах в разные времена - часть 5


Назад   Вверх   На главную  На следующую

01.11.2010